«Понятно, что должник не хочет общаться с кредитором. Ему вообще лучше, чтобы кредитор умер»
22.06.2016 15:59:00
Автор: Лина Саримова

«Понятно, что должник не хочет общаться с кредитором. Ему вообще лучше, чтобы кредитор умер»

«Понятно, что должник не хочет общаться с кредитором. Ему вообще лучше, чтобы кредитор умер»


Накануне Госдума РФ в окончательном чтении приняла закон, регулирующий и вместе с тем ограничивающий деятельность коллекторов. «Реальное время» обратилось к вице-президенту Ассоциации региональных банков России и члену Совета Национальной ассоциации профессиональных коллекторских агентств Яну Арту, чтобы выяснить, не «поскупились» ли депутаты на штрафы для нарушителей, которые будут грубить и угрожать должникам, останутся ли лазейки у «плохих коллекторов» и действительно ли в нашей стране назрела необходимость в подобном законе.


«Это действие, которое всю историю человечества сопровождает»


— Ян Александрович, как вы относитесь к принятому закону? Была в нем необходимость?


— Закон ожидаемый. Давно пора было отбелить рынок и обозначить рамки, в которых могут действовать взыскатели долгов. С другой стороны, ну вот для меня проблемой, скорее, является тот фон негативный, который вокруг взыскания долгов создан в обществе. Популистами, прежде всего.


Понятно, что действие по взысканию долга — это действие, которое всю историю человечества сопровождает. Если взыскание долгов становится менее эффективным, то цена денег и риски возрастают неимоверно. Но закон принят, скажем так, неплохой. Не худший для коллекторов и не худший для потребителей финансовых услуг. Остается надеяться, что люди не воспримут этот закон как закон об отпущении грехов, потому что платить по долгам нужно.


И коллекторы на нормальном финансовом рынке нужны. Чем эффективнее взыскание долгов, тем дешевле кредиты в стране как для бизнеса, так и для частных лиц. Чем дешевле кредит, тем удобнее людям с ними работать, тем удобнее бизнесу развиваться.


— Ваша Ассоциация принимала участие в подготовке закона?


— Наша Ассоциация активно участвовала в подготовительной работе: в консультациях, по формированию формулировок работала с депутатами, объясняла свои плюсы и минусы, находила компромиссы, потому что есть же еще и другая сторона медали — у нас очень многие коллекторы, особенно не входящие в некие профессиональные объединения, действовали просто за гранью добра и зла. И это давно нужно было пресечь. Вопрос в том, что для этого не нужен был специальный закон: для этого достаточно Уголовного кодекса.


Мне вот эта логика, как эксперту, не очень нравится: ограничить коллекторов, потому что в городе таком-то коллектор по телефону угрожал заемщику. Угроза — это уголовное преступление. Какая разница, коллектор это или водопроводчик, или, например, академик, математик. Человек, если угрожал, он попадает под действие не закона, а Уголовного кодекса. Если коллектор-мерзавец совершил преступление, его просто надо сажать в тюрьму, а сам процесс взыскания долгов здесь не при чем. Другое дело, что наши правоохранительные органы почему-то очень мало на это обращали внимания, а люди…


У нас психологически так устроено: это беда россиян — они думают, что если они должны деньги, то закон их не защищает от уголовных каких-то деяний. Защищает. Какая разница? Даже если вы банкрот, вам никто не имеет права ни угрожать, ни вымогать деньги, ни использовать в обращении нецензурную лексику, ни тем более совершать какие-либо насильственные действия. У наших людей, к сожалению, правовое сознание очень слабое. Ты можешь быть должным, но при этом ты такой же гражданин, тебя защищают все законы страны, не только закон о коллекторах.



Планка, вышибающая с рынка маргиналов и хулиганов


— По вашему мнению, наказание для коллекторов-нарушителей адекватное?


— Эта сумма адекватна по одной простой причине: обычно коллектор идет за долгом в 30—50 тыс. рублей или 100 тыс., и естественно, что плохие коллекторы задумаются о том, нарушать ли нормы взыскания ради 50 тыс. при угрозе штрафа в 200 тыс. рублей. Коллектор редко довольно идет за долгом в миллион и может сказать: «А, черт с ним! Рискнем — штраф всего лишь 200 тыс.». Он может потерять больше на штрафе.


— Также в законе указано, что минимальная сумма уставного капитала для коллекторского агентства составляет 10 млн рублей...


— Эта сумма адекватна для профессиональных коллекторских агентств. Честно говоря, она могла быть вполне и больше по одной простой причине: такие суммы устанавливаются для того, чтобы абы кто не мог создать агентство, чтобы завтра, условно говоря, три бывших рецидивиста не зарегистрировали компанию с капиталом в 10 тыс. рублей и не начали взыскивать долги. Другое дело, что бандиты и какие-то, скажем так, некорректные участники рынка могут и 10 найти миллионов. Эта планка откровенных хулиганов и маргиналов с этого рынка вышибет.


— А как вы оцениваете появившуюся у должников возможность отказа от общения с кредитором и коллекторами?


— Закон вещь такая, что по-хорошему, даже если он тебе не нравится, ты обязан его выполнять, поэтому, конечно, не хочется отзываться об уже принятом законе плохо, но мне кажется, эта норма немножко неадекватна.


Здесь есть какая-то потрясающая логика: я должен вам денег, и я могу написать, что я не хочу с вами общаться. Ну, понятно, что в принципе должник не хочет общаться с кредитором. Ему вообще в идеале лучше, чтобы кредитор умер. Это немножко глупо.


Естественно, что все злостные (есть среди должников много ответственных людей) люди, которые хотят нагреть банк или микрофинансовую организацию, будут писать, что они отказываются общаться с кредитором или коллектором. На мой взгляд, это аморальная норма и она абсолютно неадекватна. Ты пришел одолжить денег и тогда ты общался, а сейчас, когда тебя просят вернуть, ты имеешь право отказаться — это какой-то абсурд.


Лазейки для «плохих коллекторов»


— Нельзя не признать, что закон довольно жестко ограничивает взыскателей долгов. Как вы считаете, несмотря на это, останутся ли на рынке «плохие коллекторы»?


— Будем надеяться, что нет. В принципе, мы бы хотели, чтобы коллекторской деятельностью не имел права заниматься абы кто. Скажем, если мы с вами завтра займемся врачебной деятельностью без соответствующей лицензии, то нас с вами завтра просто арестуют. То же самое и здесь. Эта деятельность слишком щепетильна и слишком затрагивает социальные интересы, поэтому ей не должны заниматься… Вот люди создали некое ООО и вот решили, что они занимаются взыскиванием долгов. Это должны быть агентства, которые получают некий сертификат, лицензию — некое «добро» от государства, входят в саморегулируемую организацию, признают ее требования и выполняют их.


Вот в нашей Ассоциации, например, уже несколько месяцев рассматривался вопрос об исключении одного из членов, потому что мы получили записи разговоров очень грубых его сотрудников с заемщиками. И мы, соответственно, ставим вопрос перед ними: «Коллеги, либо вы будете приводить в порядок свою деятельность, либо вы будете исключены». А если агентство не состоит ни в какой организации, естественно, никто его не призовет к порядку и не потребует соответствовать стандартам принятым.


— Смогут ли «плохие коллекторы» найти некие обходные пути, лазейки?


— Могут, конечно. Особенно в регионах. В Москве народ более подкован, более умеет сопротивляться. Будут оставаться всевозможные фирмы, которые будут брать на себя взыскание неких долгов. Конечно, вряд ли они у каких-то солидных банков получат такое «добро». И они будут звонить людям, но… Если предположить, что интервью — это трибуна, а меня слушают заемщики, то я бы призывал людей к следующему: если с вас взыскивают долг и при этом явно переходят уровень уголовного преступления (а личное оскорбление — это тоже преступление) — смело звоните в полицию. И заодно отсылайте жалобу в Национальную ассоциацию профессиональных коллекторских агентств, даже если эта компания не является членом Ассоциации. Ассоциация делает такие факты публичными.



Видео

Фотогалерея