Алексей Саватюгин: «Государство делает так, чтобы люди всё меньше отвечали за принятие решений»
11.12.2017 11:15:00
Автор: Дмитрий Бжезинский
Источник: Finversia.ru

Алексей Саватюгин: «Государство делает так, чтобы люди всё меньше отвечали за принятие решений»

Алексей Саватюгин, президент НАПКА, подвел итоги прошедшей профильной конференции, а также поделился с порталом Finversia.ru своим видением развития института финансового омбудсмена и проблем фондового рынка страны.

- Алексей Львович, прежде всего просил бы вас подвести итоги прошедшей конференции НАПКА. Какие впечатления от неё у вас остались?

- Хорошие впечатления и хорошие итоги. По числу участников – более 300 – это была самая большая конференция за всё время их проведения, а мы проводим по две конференции в год.

- За счет чего удалось привлечь так много участников? Коллекторских агентств ведь не стало больше?

- Количество членов НАПКА растет, да, сейчас их около сорока, но мы приглашаем к участию не только коллекторов. Много профессиональных кредиторов – банкиры, микрофинансисты, представители юридических, адвокатских, консалтинговых компаний. На приглашение откликнулись и софтверные компании. Рынок взыскания просроченной задолженности, хорошо это или плохо – кому как, но растет. В первую очередь, за счет наблюдаемого в этом году роста рынка потребительского кредитования. Хотя реальные располагаемые доходы населения, к сожалению, не увеличились, но наши граждане переориентировались от сберегательной модели к модели потребления. Люди просто устали сберегать.

- Свою роль в росте числа участников сыграло и то, что у рынка появился свой регулятор?

- Естественно. И ему уже есть, что сказать. Если в начале года у нас было еще мало правоприменительной и судебной практики, то теперь уже можно было подводить какие-то итоги. Надеюсь, что на следующей нашей конференции выступят уже представители Министерства юстиции, с предложениями об изменении профильного законодательства.

- Часть из этих предложений как раз и была озвучена на конференции.

- Да, но пока это не официальная позиция Правительства. Надеюсь, что в ближайшие месяцы будут сформулированы конкретные предложения, а не просто констатация факта, что закон «сырой» и его надо менять.

- Репортаж с конференции НАПКА на нашем портале назывался «Коллекторы стали белыми и почти пушистыми». Почти – потому что регулятор активно штрафовал коллекторов за различные провинности. При этом суды пока идут по практике назначения минимальных наказаний. Почему именно минимальные штрафы?

- Эти нормы прописаны в законе.

- Но там присутствует некая «вилка» штрафов, а наказывают по минимуму…

- Согласен. Иногда возникает ощущение, что штраф не пропорционален нарушению. Это тот редкий случай, когда накладываемые наказания вроде бы меньше проступка. Я думаю, это потому, что закон еще молодой, суды не привыкли работать с такими исками.

- Вырабатывается правоприменительная практика, да. Хорошо, тогда от рынка взыскания просроченной задолженности хотелось бы перейти к разного рода новациям на финансовом рынке в целом. Сейчас в Госдуме, в частности, находится законопроект по системе гарантий для средств граждан на индивидуальных инвестиционных счетах. С помощью этого механизма государство рассчитывает «вытащить» деньги «из-под подушек» на фондовый рынок. Вы, во время недавней лекции в Российской экономической школе, упомянули, что приток средств граждан на фондовый рынок страны в его нынешнем состоянии, не лучшее решение. Почему?

- Вопрос во время лекции не касался госгарантий – там речь шла о том, что вообще делать с «подподушечными» деньгами и как их вытащить на фондовый рынок. Сразу предупреждаю, что мое мнение разделяют далеко не все эксперты и я готов дискутировать по этому вопросу.

Мы говорим о таком узком рынке ценных бумаг, который сейчас есть в России – три-четыре по-настоящему ликвидные бумаги на весь рынок. Остальное – это сразу второй эшелон. Причем, этих «голубых фишек» у нас сейчас в разы меньше, чем это было в начале 2000-х годов. Если, вдруг, все граждане вытащат из-под подушек, матрасов, из сейфов и банковских ячеек все свои триллионы и принесут их на фондовый рынок, в эти три с половиной бумаги, то это будет просто «надувание пузыря». Кто-то, конечно, заработает, кто-то проиграет, но пойдет ли это на пользу рынку и обществу в целом? Это будет массовая монетизация очень узкого круга инструментов в отсутствии новых IPO, новых эмитентов.

- А что, в данном случае, первично? Сначала новые IPO, а потом деньги или, всё-таки, наоборот, эмитенты пойдут за деньгами?

- Нету однозначного ответа на этот вопрос, но, всё-таки, большинство людей, которые выходят на фондовый рынок, обладают некоторыми сбережениями. Следовательно, скорее всего, у них достаточно консервативная инвестиционная стратегия – они более склонны сберегать, чем тратить на рискованные инвестиционные проекты. Просто потому, что возможности потратить деньги в России есть. Есть игорный рынок, букмекерские конторы, бинарные опционы, рынок форекс и так далее. Если тем, кто избегает риска, снять все барьеры для выхода на фондовый рынок, то такие инвесторы, наверняка, будут вкладываться в понятные им акции и облигации. Сбербанк, Роснефть, Газпром – вот это киты нашей экономики, которые выиграют от этого.

- Они станут бенефициарами этой программы «вытаскивания» денег на рынок.

- При этом не принесут добавленной стоимости ни экономике страны в целом, ни себе самим. Потому что если это не будет дополнительный выпуск акций, то ни Сбербанк, ни Роснефть, ни Газпром новых денег не получат – просто их акции перейдут из одних рук в другие. Если же будут выходить на рынок новые эмитенты, то для граждан это будет не очень понятно – у них нет истории, не ясно, как с ними работать, это рискованно.

- Возвращаясь к вопросу о гарантиях по ИИС – получается, что государство, декларируя задачу привлечения денег на фондовый рынок, одновременно стимулирует именно сберегательную модель. Система страхования вкладов, появление аналогичного механизма для инвестиционных счетов.

- Государство у нас стимулирует то, чтобы человек как можно меньше отвечал за принятие собственных решений. В том числе, инвестиционных.

- А почему так получается? Столько говорится о финансовой грамотности, проводятся специальные мероприятия, Минфин и Банк России уделяют этому особое внимание.

- Финансовую грамотность нужно повышать. Тут никто не спорит. С другой стороны, надо увеличивать защиту потребителей и их прав на финансовом рынке. При этом надо защищать и права производителей. Безусловно, профессиональные участники – более сильная сторона договора. Но чем больше мы защищаем права потребителей, тем меньше у него стимулов к тому, чтобы быть финансово грамотным. Если ты знаешь, что твой депозит в любом банке застрахован на 1,4 млн рублей (а это многократно превышает средний размер вклада), то не надо думать, что это за банк, не надо следить за его отчетностью, рейтингами. Просто смотришь на предлагаемую им ставку. Никакой ответственности. То же самое и на финансовом рынке – не надо тщательно подходить к выбору брокера, обращать внимание на тонкости договора.

- Значит, эти меры только снижают финансовую грамотность?

- Это делает её просто ненужной. Если ты знаешь, что врач тебя вылечит в любом случае, зачем следить за своим здоровьем?

- Алексей Львович, а вы сами являетесь пользователем фондового рынка? Инвестируете средства, занимаетесь трейдингом?

- Да, но речь идет о крайне незначительных суммах.

- То есть, вы тоже придерживаетесь консервативной стратегии?

- Еще со времен моего чиновничьего прошлого. Тогда я полностью вышел с финансового рынка.

- Обязательное условие для занятия должности? Конфликт интересов?

- Формально запрета не было и нет. Но для того, чтобы не возникло вообще никаких вопросов, я обнулил свои вложения в фондовый рынок.

- Но насколько я знаю, вы планируете вернуться на рынок. У вас были планы принять участие в проекте Finversia ИнвестАрена?

- Да, это эксперимент. Почему бы и нет? Пока рано об этом говорить, потому что это планы на будущее. Посмотрим.

- Еще одно событие в будущем – появление государственного института финансовых омбудсменов. Ассоциация российских банков, которая несколько лет назад создала собственную службу финансового омбудсмена и все эти годы развивала этот проект, объявила о его реорганизации. Государственный омбудсмен – это лучше для потребителей?

- Идея, в целом, хорошая. Я её всегда поддерживал. Помочь гражданам решить свои проблемы до суда – это хорошо. Особенно учитывая, что сегодня суды перегружены, в них не так много специалистов по финансовой проблематике…

Но ведь эта идея изначально родилась применительно к банковскому омбудсмену. Потому что из всех сегментов финансового рынка у нас больше всего именно банковских клиентов. Соответственно, и жалуются, чаще всего, именно на банки. По статистике ЦБ на первом месте банкиры, потом рынок ОСАГО, а затем, со значительным отрывом, другие сегменты финансового рынка.

Поэтому логичнее было бы начинать с введения механизма именно банковского омбудсмена. Тем более, что есть работающий институт под эгидой АРБ, с нашим уважаемым Павлом Алексеевичем Медведевым. И законопроект изначально был написан о банковском омбудсмене. Потом придумали расширить на другие финансовые рынки, что логично.

Но некоторые крупные авторитетные банкиры предприняли неимоверные усилия для того, чтобы банковский сегмент «подвинули» подальше. Сейчас уже речь идет о том, чтобы начать с ОСАГО и микрофинансистов, и только через несколько лет подключить банки. Я считаю, что это и нечестно, и несправедливо. Ни с практической, ни с теоретической точки зрения. Начинать надо с самой больной темы. Самая больная тема – банки.

- Но, может быть, при этом банки – и самый зарегулированный сегмент? Сами банкиры часто сетуют на регуляторный арбитраж.

- Никакого регуляторного арбитража нет. Между чем и чем?

- Между банками и МФО, например.

- Нет. Больше зарегулированы, как раз, микрофинансовые организации. Смотрите, если мы говорим непосредственно о взаимодействии между кредитором и физлицом: закон о потребительском кредите и займе распространяется и на банкиров, и на МФО, закон о взыскании просроченной задолженности – также, «антиотмывочный» закон, закон о персональных данных, о рекламе – одинаково.


- А нормативы? Например, в части резервирования?


- Нормативы Банк России устанавливает и для МФО, и для банков. Но при этом все МФО обязаны быть членами саморегулируемой организации. Простите, но это, своего рода, отраслевой налог. Если ты хочешь работать на этом рынке, ты обязан вступить в СРО и платить не такие уж маленькие членские взносы. Банкиры от этого избавлены. Но ведь ты не просто член СРО – ты должен выполнять стандарты его деятельности. Стандарт по защите прав потребителей, стандарт по риск-менеджменту, стандарт по проведению финансовых операций и так далее – у банкиров этого нет. У МФО, в отличие от банков, есть ограничения на количество выдаваемых займов на одного заемщика, на количество их пролонгаций. Вообще, о чем мы говорим, если кредитный портфель МФО составляет около 1% тех объемов кредитов, что выдают банки? И ведь, действительно, жалуются, в основном, на банкиров. Так давайте будем честны и финансового омбудсмена «запустим» либо для банковского сектора, либо для всех профессиональных кредиторов вместе.


Источник: Finversia.ru - https://www.finversia.ru/interview/aleksei-savatyugin-gosudarstvo-delaet-tak-chtoby-lyudi-vse-menshe...